О Пикколо

27.08.2014 Откл Автор: Super User

«Если у ребёнка, который пока что еще как чистый лист бумаги,
запечатлеется истинное искусство, оно останется там на всю жизнь».

Масару Ибука, «После трёх уже поздно»

«Надо подниматься до чувств ребёнка.
Подниматься, становиться на цыпочки, тянуться.»

Я. Корчак

Детский музыкальный лекторий «Пикколо» для детей 3-15 лет выступает на концертных площадках в Санкт-Петербурге и Владивостоке. Основные концертные площадки лектория: Мариинский театр-2, Мариинский театр-4, музей-квартира семьи актёров Самойловых и Мемориальный музей-квартира А. С. Пушкина.

С понедельника по пятницу «Пикколо» выступает в детских садах и развивающих центрах. С сентября по май частная Музыкальная школа «Пикколо» приглашает детей 3-15 лет в свои стены! В марте «Пикколо» приглашает детей до 15 лет для участия в Музыкальном международном конкурсе Ольги Пикколо.

 

В июле лекторий организовывает Музыкальный семейный международный лагерь «Пикколо» для детей 3-15 лет. В лагере принимают участие дети как с нулевой музыкальной подготовкой, так и для учащиеся музыкальных школ.

Детский музыкальный лекторий «Пикколо» был создан в 1999 году. Его директор и художественный руководитель — Ольга Пикколо.

Как создавалось «Пикколо»

Камертон моих концертов — дети!

Программы «Пикколо» создавала не только я. Концерты лектория создавали, не ведая того, мои прекрасные друзья, — маленькие слушатели. Лучшие мои учителя и вдохновители – дети!

Никакие, даже самые образцовые и требовательные филармонические худсоветы, через жёсткое прокрустово ложе мне приходилось проходить не раз, не сравнятся с чуткой, безыскусной, неискушённой, непосредственной, чистой, не замусоренной разными мифами детской аудиторией. На долгие годы она стала лучшим моим фильтром и критиком и подталкивала на всё новые и новые находки, поиски, эксперименты.

Самый интересный, творческий, но и самый мучительный период в создании любого концерта – начальный. Созданный и идеально отрепетированный вне сцены, новый концерт кажется гладким, логичным и интересным. Но стоит вынести его на взыскательный суд малышей, как всё разваливается на глазах, дети быстро устают, начинают шуметь и не слушают. И начинается многократное обкатывание концерта до его полной отшлифовки. Иногда такие «репетиционные» концерты могут длиться месяцами, когда никак не получается найти верную, интересную детям музыку или сказку, в которую она вплетена. Если ребёнку не интересен мой концерт, он ничего оттуда не вынесет, ничего не усвоит.

А иногда, напротив, концерт складывается на удивление быстро, когда выступление проходит на одном дыхании, и уже нечего ни убавить, ни прибавить. И тогда в зале все 45 минут стоит полная тишина, а после концерта раздаётся чей-то робкий голос: «А почему так мало?»

Учусь у своих слушателей всему. Краткости. Яркости. Творчеству. Запоминаю и беру на вооружение почти всегда удивительно меткие детские сравнения, ассоциации. У малышей восприятие идёт через образ, чувство оно спонтанно и часто кажется произвольным. Общаясь с ребятишками, стараюсь увидеть мир так, как его видят дети, стараюсь избавиться от предвзятостей.

Стараюсь как можно чаще играть с детьми в их любимое: «На что похоже?» (по форме, по звуку и т.д.) На вопрос «На что похожа скрипка?» получаю ответ «На человечка». Так, с лёгкой руки моих маленьких друзей, среди моих концертов появляется «Приключения человечка-скрипки». Ударный инструмент колу один мой слушатель неожиданно чудесно сравнил с «деревом, на котором висят шоколадки». С тех пор так оно и пошло, — «Шоколадное дерево». Помню ещё один замечательный ответ на вопрос, на что похож смычок: «На стручок!». Сработала двойная и очень меткая ассоциация – во-первых, — внешняя; во-вторых — по сходству звучания слов «смычок» — «стручок». Милых словечек и разных подобных примеров можно приводить до бесконечности, — так же, впрочем, как и писать эту статью. Потому что новые находки, мысли, озарения поступают с каждым концертом, с каждым днём.

Многие родители, услышав академичное слово «Лекторий», «концерт», скептически пожимают плечами, — мол, нам это ещё рано. И было немало случаев, когда очевидно одарённые дети приводились на наши концерты только один раз по той причине, что они, по мнению родителей, на концерте отвлекались. И цветок, ещё не успев распуститься, засыхал… Но, попав в шикарную атмосферу Театрального музея, не отвлекаться просто и невозможно! Бархатные красные стулья с изящной лирой на спинках, вензеля над занавесом, публика, классическая музыка, — так всё необычно-прекрасно, что первый раз внимание переключается с концерта на то, что окружает тебя, много раз. И это хорошо, без этого невозможно! Так бы ещё хотелось попасть в этот неожиданно приоткрывшийся волшебный мир театра и музыки. Но родители уже вынесли однозначный диагноз, — рано!

Зато не раз наблюдала, что стоит только двухлетке просто побыть на одном концерте, даже сидя на руках у стоящего в дверях концертного зала папы, как на следующем концерте он непременно включается в игру. Надо только не лениться и не бояться СНОВА И СНОВА приводить, экспериментировать, — а вдруг?! И эта ваша смелость воздастся вам сполна!

Иногда приходили (не только в Театральный музей, я беру уже любую точку, куда приглашают «Пикколо») совсем робкие детишки, которые первые 3-4 концерта сидели у мамы на коленях, а я, всячески стараясь раскрепостить ребёнка, незаметно всовывала ему в пальчики разные ритмичные «шумелки», — маракас, шейкер, бубен, барабанчик там-там. Уже после 2-3 концерта наблюдала за тем же малышом после концерта, — когда он входил в артистическое закулисье, уже вне рамок концерта, и пытался прикоснуться к инструментам, которые теперь совсем рядом!

Вот музыкант разбирает кларнет и укладывает его спать в футляр. А вот уже другой музыкант пытается вложить в его руку смычок виолончели и – о чудо! – под её прикосновением инструмент начинает звучать! И это сделал сам малыш! Таким детям требуется чуть-чуть больше внимания, больше времени для вхождения в процесс. Главное, не прервать его, не быть ленивым и не любопытным, как говорил А.С.Пушкин. 

Через пол года ребёнка не узнать. Он не только отважно сидит на всех концертах без мамы, выходит на сцену, отгадывает загадки и пр., но и великолепно ориентируется в инструментальных тембрах, уже способен, не отвлекаясь, сидеть 35 минут и слушать музыку Чайковского, Вивальди, Моцарта, а когда нужно, и потанцевать весёлый танец маленьких утят! Как развивается детский артистизм, эмоциональность, смелость, творческий потенциал тех малышей, кто выходит на сцену, пробует музицировать и расцветает на глазах от осознания своего «я», от ощущения «я могу, у меня получается, я узнаю!».

Хочу здесь привести любопытную историю известного актёра Брюса Уиллиса. От рождения мальчик сильно заикался. Заикание казалось ему страшным пороком. Сверстники его дразнили. Но вот однажды Брюс захотел участвовать в школьном спектакле. Когда он вышел на сцену, случилось чудо: он перестал запинаться. Хотя, отыграв спектакль, он снова стал тем, кем был, — заикой. Волшебство сцены потрясло его. Оказавшись в центре внимания, он становился человеком без недостатков. Таким, каким чувствовал себя внутренне. С тех пор мальчик стал стремиться выходить на сцену, чтоб хоть на время почувствовать себя как все.

Когда ребёнок увлекается на сцене, то сцена творит чудеса. Она раскрепощает, освобождает, возвращает ребёнка к самому себе, делает его естественным и независимым ни от кого, кроме самого себя.

Вот малыш на сцене в роли гнома с колпачком на голове, а рядом — маститый артист Филармонии исполняет уже узнаваемое по прошлым концертам «В пещере горного короля». А вот юный принц и кучерявая принцесса, взявшись за руки, пытаются изобразить па старинного менуэта Боккерини под звуки огромного тромбона. А я, сидя за фортепиано, краем глаза оцениваю тишину в зале, — нравится!

Самое замечательное начинается после концерта, когда можно все инструменты потрогать, подержать, ещё раз поиграть, посмотреть, теперь уже близко, на сурдину трубы, прикоснуться к огромной волынке в шкуре и с лицом козы! Восторгу нет предела. Но Красный зал музея театрального и музыкального искусства закрывается. Удивлённые и радостные от открытия прекрасного, дети расходятся.